+7 (499) 240-48-48; +7 (499) 240-48-77
Заказать звонок

Геец Валерий Михайлович Общество Государство Экономика

Код: 978-5-282-03310-6
1
2
3
4
5
17 отзывов

   Геец  Валерий Михайлович.

  Общество, государство, экономика : феноменология взаимодействия и развития / В.М. Геец ; Национальная академия наук Украины, Ин-т экон. и прогнозирования. — 2-e изд. перераб. и доп. — Москва : Экономика, 2014. — 631 с.

   Монография — результат междисциплинарного исследования проблем взаимодействия и партнерства общества, государства и экономики, которое является одной из фундаментальных идей данной работы. Применяя феноменологический подход, автор проанализировал и раскрыл суть существующего в обществе, государстве и экономике общего и противоречивого и соответственно этому определенную роль человеческого фактора в их трансформации, что позволило расширить содержание процессов трансформации, учитывая экономические и социальные подходы и методы. Раскрыто влияние глобализации на развитие страны во взаимодействии мирового и национального с использованием стратагемы сотрудничества. Обосновано эндогенно ориентированную модель развития, опираясь на которую возможно обеспечить новый его виток — к обществу и экономике знаний, мотивирующим креативность действий, без чего невозможно преодолеть барьеры на пути глубоких и во многом непредсказуемых изменений в условиях, когда в обществе — политическая нестабильность и конфликт с экономикой, а в самой экономике — дефицит ресурсов и жесткая конкуренция; в природе — чрезмерная антропогенная нагрузка и изменение климата, а в психологии, являющейся главной для жизнедеятельности человека, традиционные причинно-следственные связи сменили неожиданно новые, где виртуальное представление начинает доминировать над реальным.

   Для ученых-специалистов, работников органов государственной власти, преподавателей, аспирантов, студентов высших учебных заведений.

   В периоды коренных преобразований, когда в условиях кризиса современного мироустройства изменяются жизненно важные для будущего сферы, обеспечивающие жизнедеятельность каждой страны, следует сосредоточиться на фундаментальных истоках процессов, происходящих в обществе, государстве и экономике, которые наряду с естественными условиями среды обитания являются ключевыми формированиями, в которых живет человек. В этой связи для принятия взвешенных стратегических решений, определяющих дальнейшее развитие, нужны четко продуманные ориентиры. Ошибочный подход будет иметь серьезные последствия, исправить которые чрезвычайно сложно, а подчас и невозможно. Это касается прежде всего формирования стратегии развития как на ближайшую, так и на долгосрочную, и даже историческую перспективу, связанную с определением ее роли и места в системе глобальных координат, в последние десятилетия быстро изменяющихся не только по форме, но и по смыслу. Речь идет о том, что современному миру наряду с такими хорошо известными доктринального характера понятиями, как «демократия», «свобода», «либерализация», присущи еще и такие, как «финансиализация», «криминализация», «экологизация», «феодализация общественной жизни», при увеличивающейся недееспособности государственных институтов многих стран мира, а также сравнительной слабости существующих международных организаций перед вызовами ХХІ в., имеющими глобальное измерение.

   Двадцатое столетие вывело человечество на новую орбиту и предоставило всей системе жизнедеятельности на планете могущественный технологический и энергетический потенциал, но вместе с тем многократно снизило пороги самосохранения и устойчивости развития. Мировая социальная практика прошлого столетия изменила границы и возможности биосферы и космоса, технического и индустриального прогресса, рыночной и плановой форм организации экономики, гражданских свобод и политического насилия, идеологического и социокультурного тоталитаризма, социальной солидарности и индивидуального эгоизма.

   Неограниченный рост экономического использования индустриальных технологий вступил в противоречие с материальными и духовными ресурсами планеты и способами экономического и, особенно, социального воспроизведения. Еще в начале XX в. предпринимались попытки отыскать возможные пути выхода из индустриального глухого угла в развитии цивилизации. В дальнейшем в рамках исследований Римского клуба прикладывали усилия, чтобы найти альтернативу обществу, где господствует материально-потребительский эгоизм. Однако массовое общественное сознание оттеснило эти интеллектуальные попытки прорыва к обществу будущего на задний план, что с позиций долгосрочных перспектив и не было оправданно. От того, что проблему оттеснили на задний план под давлением общества потребления, она не исчезла, наоборот, затягивание с ее решением, особенно сейчас, сокращает время и увеличивает потребности в ресурсах для ее решения уже в недалеком будущем.

   Микропроцессорная революция настоящего времени — одна из важнейших, но не единственная предпосылка глобализации. Последняя связана с изменениями в сфере технологий и формированием глобальных сетей, в которые оказываются втянутыми не только отдельные люди, но и целые страны, не имеющие возможности действовать самостоятельно. Это означает, что общественно-производственные отношения и развитие самого человека все более попадают в зависимость от пространственной виртуализации, где живое перестает доминировать. Но человечество все равно будет обязано формировать социально ориентированное общество, призванное вывести планетарное сообщество из социальной и экологической безысходности и гармонично интегрировать его в окружающую среду, т.е. в живой мир природы.

   Вследствие своего географического положения, естественных и человеческих ресурсов, накопленных предпосылок и потребностей мирового развития Украина, как и многие страны с огромными запасами естественных ресурсов, находилась и в дальнейшем будет пребывать в эпицентре геоэкономических и геополитических тенденций и изменений, несмотря на угрозу потерять из-за политических неурядиц контроль над процессами, происходящими как в создании государства, так и в обеспечении общественного единства. Это делает большинство современных государств уязвимыми ко внешним угрозам и внутренней неустроенности. Вместе с тем место, которое эти страны, в том числе и Украина, займут в мире в ближайшей исторической перспективе, прежде всего станет результатом их собственных усилий и будет определяться степенью научной обоснованности и взвешенности их выбора во взаимосвязанном треугольнике «геоэкономика — геополитика — геостратегия».

   В современном мире информация, знание, информационные технологии и креативные действия людей становятся главными источниками роста производительности и конкурентоспособности. Под их влиянием менялись и будут изменяться и в дальнейшем не только техника и технология производства, но и проектирование, являющееся в том числе и результатом социальных инноваций и общественных модернизаций на их основе. Коренные изменения произойдут в общественно-производственных отношениях, которые определяют развитие самого человека. В перспективе на основе уже наметившихся фундаментальных исследований может быть запущен механизм управления биологическими часами человека, который продлит его жизнь до 120 лет и более. В результате мир в целом способен измениться настолько, что нынешнего понимания будет недостаточно, чтобы его постичь, поскольку, как подчеркивает руководитель теоретического отдела исследовательской группы конструирования будущего С. Переслегин, мы можем потерять такие понятия, как «человеческая личность», «человеческая идентичность». А это означает, что реально возникнет вопрос: как глубоко человечество может модифицировать самого человека, его жизнь и его восприятие жизни, которое даст ему ощущение счастья?

   Императивом подобных изменений является развитие социальных процессов, в которых необходимы общественная консолидация и по возможности большая оптимизация управления и взаимодействия гуманитарных, социальных и политических факторов, что сделает невозможным потерю «человеческой идентичности» под давлением технологических, экологических, финансовых или потребительских императивов будущего, когда ограниченность в свободе выбора вызовет охлаждение живого организма как человека, так и общества. Для того чтобы в будущем, когда технократизм изменений приведет к однозначности, что является фактором потери идентичности человека, такие процессы не сужали свободу выбора в развитии общественного организма необходимо, чтобы этот общественный организм как обособленная часть живой природы не способствовал потере сформировавшейся естественным путем базы умственной деятельности человека. Для этого государство как общественный институт, также с объективной природой существования, по выражению основоположника рыночной модели экономики А. Смита, должно исправлять нежелательные социальные и политические последствия функционирования рынка как своеобразной формы организации экономики и противодействовать им, а не допускать вольностей «невидимой руки» рынка, которая в конце концов и формирует диспропорциональность в развитии взаимодействия человека и природы. Но в этом ли задача переосмысления современной и особенно будущей роли государства?

   Из-за таких глубинного характера противоречий между возможным будущим развитием экономики на рыночных началах, государством как естественно существующим институтом и трансформацией общества людей, которые под давлением технократических изменений могут потерять человеческую идентичность, возникает проблема непредубежденного выявления и описания этих феноменов, что, согласно энциклопедической трактовке Н. Гартмана, ставит на повестку дня задачу развития исследований на феноменологической основе, и это является важнейшим началом систематизирующей составляющей данной работы. И далее, по Э. Гуссерлю, возникает проблема раскрытия нового значения и содержания таких взаимосвязанных феноменов, как общество, государство, экономика. Одновременное решение задач их развития и взаимодействия является, по нашему мнению, предметом феноменологии. Тогда цели будут достигнуты, и появится надежда, что мобилизация человека, являющегося одновременно членом общества, гражданином государства и субъектом экономики, осуществится на моральной основе. Такой подход — по сути обращение к первичному опыту, когда нравственность поведения выступает своеобразным дополнением взаимодействия и развития и, как оказывается, во многом реализована в модели социально ориентированной экономики, где социальный подход начал развиваться в рамках, а иногда взамен экономизированного подхода в организации взаимодействия природы, общества и государства.

   Придерживаясь такого метода в данной работе, мы попробовали отойти от специализации, сложившейся в отдельных областях знаний, таких как обществоведение, государствоведение, экономика, считая, что наступает эпоха их интеграции. В работе сделан акцент на принципе относительности. Соответственно этому делаются определенные предостережения, свидетельствующие о том, что в обществе мало абсолютных законов, а в большинстве случаев наблюдается весьма специфическое их проявление в зависимости от разного культурно-исторического контекста. И это, во-первых, стало, по нашему мнению, определенным вызовом современному шаблону неолиберальной экономической науки. Во-вторых, мы попробовали преодолеть широко распространенный вульгарный объективизм, унаследованный от методологии нашего прошлого, старались практически придерживаться так называемого социального конструктивизма, сосредотачиваясь, хотя и на субъективных, но ценностных факторах. В-третьих, сделан акцент на доминировании развития на собственной основе, в котором важна историческая традиционность, имеющая объективистскую природу, что особенно важно в условиях глобализации процессов. В конце концов, в-четвертых, автор выступает за приоритет стратегических подходов, которые в современной жизни часто минимизированы при наработке и реализации политики во многих сферах жизнедеятельности человека. Как результат, налицо вызовы природы — как относительно существования самого человека, так и всего живого. Все приведенные характеристики дали автору основание задуматься над целесообразностью издания этой работы, но исследования в этой плоскости продолжаются, поскольку сейчас возникло довольно много новых проблем.

   С точки зрения автора, отдельная проблема существует в том, что при значительном расширении объекта исследований возникнут дискуссии, которые проходят в других профессиональных сообществах, где имеются свои концепции, свои авторитеты и разные мнения. Необходимо признать, что здесь очень многое зависит от того, логики каких исследователей мы будем придерживаться. Ведь понятно, что экономисту овладеть всем массивом знаний по истории, философии, политологии, социологии невозможно, а следует опираться на авторитетные мнения. Если же выбор будет неправильным, т.е. не будет базироваться на суждениях единомышленников, то это послужит причиной серьезных последствий. Но мы избрали иной путь — придерживаемся в работе определенного методологического плюрализма. Этот наш выбор является осознанным, хотя и не безоговорочным. Насколько это удалось — судить заинтересованному, но не предубежденному читателю.

   Обратимся к отдельным феноменам, являющимся в данной работе основополагающими. Прежде всего это государство, подвергающееся в наше время трансформациям, особенно в условиях текущего глобального кризиса, вторая волна которого четко обозначилась и в сфере финансов, и в сфере экономики, и в социальной сфере многих стран.

   Термин «государство» в западной экономической мысли используется как «национальное государство». Современное понимание национального государства является определенным историческим продуктом, существовавшим не всегда, а созданным так называемой Вестфальской системой, т.е. соглашением, сформировавшимся вследствие 30-летней войны в Европе в XVII в. Этот исторически обусловленный феномен начинает кардинально трансформироваться, поскольку возникают другие политические формирования, транснациональные, профессиональные и, особенно, общественные образования, вообще не имеющие четко определенной национальной привязки, но в значительной мере влияющие в том числе и на содержание современного понимания суверенитета национального государства. Относительно таких явлений, как многоуровневые системы управления и глобальные сети, где государство является лишь одним из субъектов регулирования, западные политологи используют термин polit, не имеющий точного аналога. Соответственно ему ЕС — один из видов такого формирования, иными словами, совокупность первых своеобразных государств эпохи постмодерна, но пока потерпевшее неудачу как целостное образование. Следовательно, перед автором встало множество сложных вопросов, наработанных в сопредельных областях, которые нужно было соответствующим образом рассмотреть вне пределов экономики. Успешной ли оказалась эта попытка — тоже оценивать читателю.

   В будущем трансформации могут породить либо человека определенных способностей, либо ограниченных «монстров», которые будут конкурентоспособными в своей деятельности, но с весьма поверхностными в современном понимании социальными перспективами и взглядами, а также обладающие чрезвычайной мобильностью и модульностью, на что еще в ХХ в. обращал внимание Э. Тоффлер. А это уже касается принципиальных изменений в таком феномене, как общество.

    В результате весь спектр гуманитарной жизни станет абсолютно иным. Именно конкуренция, которой мы уделяем в современной жизни много внимания (в том числе и прежде всего в экономике), может привести к противоречивым вызовам, абсолютно непонятным по своим результатам для человечества и угрожающим свободе выбора.

   Однако есть еще и другие неоднозначные аспекты будущего развития конкуренции, которые сегодня уже очевидны. В частности, современная мировая капиталистическая система, сформировавшаяся вследствие динамического развития конкурентных отношений, достигла высоких результатов и продемонстрировала человечеству примеры жизни высшего качества. Но вместе с тем ею же уничтожаются и вера, и семья, т.е. основополагающие составляющие жизни человека как личности. Об этом сегодня говорят известные социологи западных стран, наблюдающие за развитием современного западного общества и задумывающиеся над будущим человечества. Они считают, что индивидуализм уже сейчас порождает абсолютно иные стереотипы поведения, несмотря на успехи в обеспечении высокого уровня жизни. Однако человек в таком обществе не стал более счастливым, и это парадокс современного развития в условиях общества потребления. Анализируя его, часто приходят к выводу, что в обществе надо пытаться сохранить традиционализм жизни, присущий тому времени, когда человек жил в семье, вел хозяйство, растил детей, и на этом строилась целая система ценностных отношений. Игнорирование таких отношений обществом равносильно подрыву его основ. Это сложная проблема, которая с общечеловеческих позиций вступает в противоречие с будущим, порождаемое конкуренцией. Есть ли ответ на вопрос, как в дальнейшем мир преодолеет такое противоречие? Многие считают, что время задуматься над тем, какой должна стать общественная система XXI в. и дальнейших столетий. С одной стороны, не следует терять интерес к конкуренции, стимулирующей будущее развитие, особенно в связи с ограниченностью ресурсов, в частности энергетических, а с другой — нельзя допустить разрушения существующих общечеловеческих ценностей и потерять естественную природу человека.

   Современная мысль приходит к пониманию того, что необходимо объединить традиционализм (который более характерен для общественного образа жизни, начиная с семьи как его ячейки) и индивидуализм (который привел к современному успеху). Следовательно, нужно, наверное, выстраивать какую-то новую систему, где все это будет органично связано.

   Главная задача многих государств современности на ближайшую перспективу — обеспечить достаточный уровень конкурентоспособности как страны в целом, так и отдельных ее регионов, чтобы в условиях глобализации экономических процессов быть достойным субъектом в системе международных и межэкономических отношений. Учитывая это, особенно важно стратегическое видение будущих проблем и противоречий, от которых будет зависеть успех. И наоборот, отсутствие такого видения может оставить нас среди отстающих.

   Современные исследования по этой тематике показывают, что, например, по сохранению своих традиций украинское общество, украинский социум пребывает на первом месте среди европейских стран. Возможно, это одна из причин определенного отставания по многим направлениям в технических изобретениях, особенно в инновационной деятельности. Ответ, вероятно, следует искать на психоэмоциональном уровне, ведь население подсознательно стремится сохранить прежнее понимание основ жизни. И это характерно для многих стран. На наш взгляд, важно исходить из того, что этот серьезный вызов стоит и перед обществом, и перед государством. Индивидуализировав наше поведение и построив на этой основе общественно-экономическую жизнь, мы разрушаем много элементов сложившегося понимания поведения человека. И здесь кроется еще один серьезный вызов. В стремлении к инновациям надо не потеряться в существующем эгоцентрическом мире. Поэтому в работе таким проблемам, в том числе и в Украине, где живет и работает автор, посвящено достаточно много внимания, чтобы в будущем Украина, как и другие страны, наверстала свое технологическое отставание. В частности, заметим, что хотя, например, для Китая и Японии характерен технологический подъем, тем не менее свои национальные особенности они стараются сохранить. В глобальном плане стоит вопрос: «Что случится, если эти и другие страны будут вестернизироваться и в дальнейшем?». На наш взгляд, это достаточно серьезное противоречие и вызов для огромного количества стран.

   Для примера: сравнительно небольшие прибалтийские страны объединяют усилия и видят свое будущее в системе координат транснациональных корпораций, значительно более сильных по экономическим мощностям, чем любое среднее государственное образование. Это означает, что государства играют в глобальную экономическую игру, чтобы предусмотреть будущую перспективу и иметь возможность ее реализовать. А на региональном уровне государства выстраивают определенные кластеры, стараются объединить собственные межрегиональные усилия и создать нечто похожее на территориально-производственные комплексы. Это многопрофильные объединения с разными видами деятельности, направленные на реализацию общих согласованных целей.

   Характерно то, что на местах поддерживаются любые инновации. Необходимо заметить: будет серьезной ошибкой считать, что малые инновационные формы выведут нас на глобальный уровень рынков. Успешными становятся 1–5 инноваторов из 100, другие ничего не достигают. В отличие от ярких пропагандистских примеров в жизни все происходит по-другому. Речь идет о том, что маленькие фирмы должны начинать работать на региональных рынках. И чем шире инновационная деятельность представлена на региональном рынке, тем более инновационно-перспективными являются и этот регион, и эта страна. Как инноваторы могут достичь успеха в будущем? Выработав стратегию и построив свои отношения с транснациональными структурами в таких странах, они затем продают свой инновационный бизнес, ведь только большой транснациональный бизнес может за счет мощных финансовых и политических ресурсов последовательно вывести инновации на глобальный уровень. Если мы сейчас поймем это и вместе со странами-соседями Украины выработаем собственную стратегию в таком ключе, то в будущем обеспечим выигрыш в конкуренции. Надо смотреть дальше, ведь имея ресурсы и одновременно массу проблем, постоянно решая текущие вопросы, глобальной стратегии не выработаешь.

   Конкуренцию в разных сферах Украина будет выигрывать, как правило, не за счет собственного значительного инновационного потенциала. Мы покупаем достаточно много технологической и технической продукции в западных странах, формируя с такими государствами дефицитный торговый баланс по этим видам товаров. Украина является своеобразным преобразователем, инноватором, в том числе и западных технологий. Такой себе глобальный инновационно-инвестиционный вид взаимодействия, позволяющий высокоразвитым странам сохранить свой индустриальный тип путем распространения так называемой индустриально организованной цивилизации. В последние 20 лет украинская промышленность, согласно проведенному нами анализу, начала реализовывать именно такую стратегию, хотя нужно отметить, что это была, скорее, слабо продуманная, но интуитивно сформированная линия поведения, чем осознанный выбор, поскольку политически он часто не поддерживался. Развить его — это решить довольно сложную многовекторную задачу, и если что-то провалится, то будущая перспектива для нас — быть сырьевым придатком, как, между прочим, и для многих других стран, не ставшим на путь инновационного обновления. Понимание подобных задач и тем более их дальнейшая реализация в будущем на порядок сложнее сегодняшних проблем и способов их решения.

   Украина с 2004 г. пребывает под давлением серьезного политического вызова. С того времени начался цикл нестабильности, связанный со сложными процессами формирования демократических институтов государства и экономических путей ее эффективной деятельности. Тем не менее этот процесс поддерживался и постепенно приобрел перманентный характер.

   Единственным выходом из сложившейся ситуации может быть только построение такой системы устройства общества, развитие которой неизменно закончилось бы соответствующими государственными реформами. За 20 лет независимости было множество возможностей реализации успешных проектов. Если мы на этом этапе задержимся и будем тормозить в политическом плане, то все, о чем говорилось, и особенно все то, о чем идет речь в данной работе, просто потеряет смысл, и глобальный мир навяжет нам такие стандарты, следуя которым Украина, как и другие страны, в том числе и наши соседи, едва ли станет конкурентоспособной страной. Соответственно наши достижения будут абсолютно не такими, какими мы хотели бы их сейчас видеть.

   Нам следует мыслить глобально и исходить из стратегии, которая приведет к новым достижениям. Бесспорным источником стратегических инициатив для достижения успеха и одновременным образцом стратегического мышления является известная работа К. Клаузевица об искусстве войны. В частности, он указывал, что в проводимых соревнованиях необходимо в средствах и в воле к победе доводить стремления до их крайнего напряжения, а поскольку соревнование, а точнее, конкуренция, не является изолированным актом, то крайняя напряженность в борьбе за первенство требуется и от общества, и от государства, и от экономики.

 

   Автор выражает признательность жене Екатерине Яковлевне Похитун, сотрудникам Института экономики и прогнозирования НАН Украины Людмиле Григорьевне  Скрипке,  Татьяне  Александровне Малашенко, а также всему редакторскому коллективу, оказавшим весомую помощь в подготовке рукописи к печати.

 

 

    Вступительное слово  5

    Введение          9

    Раздел 1. Трансформационные процессы в обществе, государстве и экономике    17

                   1.1. Единство и противоречия общества, государства и экономики 17

                   1.2. Общественное и экономическое развитие: трансформацион-ные изменения              61

                   1.3. Общество и общественные трансформации         95

    Раздел 2. Поиск модели развития государства             134

                  2.1. Модернизация государства в общественном и экономическом отношениях           134

                  2.2. Государство и экономика: эффекты и противоречия взаимодействия            179

                  2.3. Государство, бизнес и общество в стратагеме сотрудничества и взаимной ответственности за развитие         207

                  2.4. Абсолютизм государства и рынка — путь к системному кризису               241

                  2.5. Основополагающие реалии современного мира и их влияние на страны с развивающимися рынками (на примере Украины)         255

    Раздел 3. Глобализация и внутреннее развитие: эффекты взаимодействия            286

                   3.1. Взаимодействие глобальных и национальных аспектов развития            286

                   3.2. Противоречия глобального характера и признаки возможного уравновешивания стратегических интересов Украины             311

                   3.3. Украина в соотношении векторов интеграции в ЕС и ШОС           340
                   3.4. Развитие взаимоотношений Украины и России  379

    Раздел 4. Социоэкономическая модель будущего    416

                   4.1. Социогуманизированные составляющие общественного развития в странах с развивающимися рынками         416

                   4.2. Взаимодействие доверия и развития        440

                   4.3. Институциональные преобразования и общественное развитие            461

                   4.4. Политические и экономические реформы: вопросы синхронизации и конкуренции в бизнесе и политике            493

                   4.5. Социоэкономические преобразования в Украине: переосмысливая пройденное и думая о будущем   517

   Раздел 5. Социально значимые формы взаимодействия населения и их вызовы жизнедеятельности украинского общества и государства   543

                  5.1. Долгосрочные вызовы жизнедеятельности украинского общества и государства             543

                  5.2. Социально значимые формы взаимодействия общества в Украине и ЕС и роль институтов социализации        558

                  5.3. Социализация населения в Украине и странах ЕС: тенденции развития и ключевые отличия в деятельности общественных и государственных институтов             579

   Заключение     630

 


  • Заказ по телефону:
    8 (499) 240-48-48 8 (499) 240-48-17 Заказать звонок
  • Оплата курьеру Наличными СберБанк России Robokassa
  • Самовывоз (только Москва) Курьером (только Москва) + 150 руб. Доставка "Почтой России" (+300 руб.) ТОЛЬКО РОССИЯ